Анварта. Под темными небесами

Объявление

Новости

Форум закрыт до лучших времен, поскольку ГА просто не может на данный момент уделять ему внимание.
Приношу свои извинения тем, кто надеялся на игру, а получил... вот это.






Немного о форуме

Рейтинг: R (16+)
Жанр: животные, авторский мир, мистика

Добро пожаловать в Анварту - суровый мир, некогда ясные небеса которого уже несколько сотен лет скрыты за непроницаемой облачной завесой... Век Одинокой Звезды стал символом надежды для обеих волчьих стай - и для Детей Сумерек, и для Памяти Солнца. Но что принесет будущее на самом деле? Новый золотой век или окончательный крах всего миропорядка, и так державшегося практически на волоске? Ответа на этот вопрос не существует. Ведь именно ваше вмешательство способно изменить все. Помимо нелинейного развития сюжета (на которое мы уже намекнули) мы пока что можем предложить не кусающуюся (ну, почти...) администрацию и дружелюбный коллектив. Пусть нас пока еще мало, но мы в тельняшках.) В недалеком будущем вас ожидает россыпь интересных квестов на любой вкус и цвет, возможность выбрать для игры практически любое животное соответствующего климатического пояса... а остальное пока секрет. Ведь должна же быть какая-то интрига, не правда ли?)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Анварта. Под темными небесами » Параллельно » Ищи ведьму!


Ищи ведьму!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Описание места действия.
Обычный средневековый мир, как водится, с магической подоплекой. Есть Единый, коему служат Мать святая Церковь и её Инквизиторы. Есть Двуликий, коему поклоняются некоторые страны и некоторые люди, Церквью называемые язычниками. И есть Мать-Природа, которую ставят выше Церкви в дальних от центра райнах, и к помощи которой как раз прибегают колдуны и ведьмы. Ведьмы, кстати, есть как белые, так и чёрные, хотя Инквизиторы их пресдледуют одинаково.
Персонажи.
Очерёдность: Димет, Таррос,
Марек (Димет) - Инквизитор с 10-летним стажем, вот уже полгода гоняющийся за одной слишком смелой ведьмой, укравшей, по его разумению, у Церкви некий артефакт, за которым его, собственно, и послали. О свойствах артефакта ему ничего не изестно.
Лет под тридцать, темноволосое рослое жилистое и мрачное существо. Убежденный фанатик, считающий, что все ведьмы должны гореть в аду. С другой стороны, он в своей жизни и встречался только с разнообразными злобными каргами.  Предпочитает не воздействовать на грешную душу уговорами и просьбами покаяться, а рубить клинком с серебряной окантовкой во имя Церкви. Ну а позже прочитать молитву за упокой, уже спокойненько...
С собой всюду таскает оный клинок, не расставаясь с ножиком даже в кровати. Ну и тяжелый серебряный же амулет на шее с щепотью праха святой Алисии Кары Небесной внутри.
Правда, он мало кому скажет, что в клинке заточен светлый дух, который и реагирует на всякие проявления колдовства свечением. Марек не сильно доволен необходимостью пользоваться такой вещью, но святые отцы приказали - инквизитор затыкает варежку и повинуется.
Молитвенников и прочей церковной атрибутики не носит, и без того память хорошая. Единственная вещь в его облике, которая говорит о том, что это парень инквизитор - серебряный символ ордена на изнанке отворота воротника. Марек считает, что появление товарища в мантии, с тонзурой и прочая, способно лишь напугать ведьму, которую потом фиг найдешь.
Заслужил прозвище Гончий Пес за привычку постоянно тянуть воздух носом как собака, пытающаяся взять след. Ну и за нюх на всевозможную чертовщину, чего уж там.
Ольхора-Хордин (Таррос) - ведьма, по случайности обнаружившая полгода назад до описываемых событий артефакт невиданной Силы, который был очень похож на описание Злого Глаза, артефакта, способного вытащить с Изнанки любого демона с помощью кровавых ритуалов, будучи даже немагом. Во избежание опасных событий, ведьма решила попробовать уничтожить артефакт или же отдать его в руки Стражей, единственных нелюдей, коих Церковь, хоть и со скрипом зубовным, признала полезными обществу. Ещё бы - ведь Стражи были Хранителями древних знаний и являлись сосредоточием Сил, внешне похожими на драконов.
Женщина, на вид лет 25-28, с волнистыми волосами до плеч рыжего цвета, которые чаще отливают тёмным, медным оттенком, и тёмно-зелёными глазами, в минуты гнева почему-то отливающих тёмной сталью. Невысокая, стройная и подтянутая, при фигуре. Спокойна, порой - и вовсе хладнокровна, с постоянной, чуть грустной полуулыбкой. Смела, решительна, немного цинична и в меру эгоистична, совсем чуточку мстительна, тем не менее, обладает добрым сердцем и желанием помогать людям. Обладательница неслабого дара Матери-Природы и мощной интуиции, помноженной на житейскую мудрость. Достаточно неплохо разбирается в людях и психологии многой нечисти. Белая ведьма.
В общем, волевая и решительная, но юная на вид женщина, в глазах которой отражается настоящий возраст.
? - сопровождающий ведьмы, в прошлом рыцарь, лишенный титула в связи с ложным донесением влиятельных лиц. Воспользовавшись некоторым случаем, сбежал из родного города, тем самым избежав казни, но оказался ранен. Был найден ведьмой и ею излечен, за что в благодарность и стал ее помощником и сопроводителем.
Помимо главных ролей, игроки могут взять на себя отыгрывание и других персонажей.
Внимание! Принять участие в альтернативе можно даже во время её отыгрыша, стоит лишь написать Таррос в ЛС и кратко рассказать о своей роли.
Сюжет.
Когда простая деревенская ведьма обнаружила неизвестный источник Силы, она даже не догадывалась, во что это обернётся...
События начинаются с деревушки Медвежья берлога, в которую приезжает Инквизитор по следам ведьмы, что покинула сие место всего день назад, отправившись в чащобу неподалёку за советом к лесной ведьме. До границы владений Стражей ещё топать и топать, и ведьма решила поподробней разузнать об артефакте у более опытной коллеги.

0

2

Серый жеребец недовольно фыркнул, повинуясь останавливающему движению колен и натяжению поводьев. Инквизитор успокаивающе похлопал его по шее и спрыгнул с седла.
Поморщившись, медленно согнулся-разогнулся, не обращая внимания на боль, которой отозвалась спина. Слуги Матери Церкви должны презирать неудобства, претерпеваемые их физической оболочкой. В особенности если на них возложена такая миссия, как очищение сего грешного мира от ереси и зла.
Последние два дня Марек практически не слезал с конской спины. Короткий перекус, от силы час сна - и снова дорога. Ведьма и так намного его опережала, не след давать ей дополнительную фору. Гончий Пес принадлежал к числу тех, кто предпочитал делать свою работу быстро и чисто. А не кружил вокруг да около, медленно стягивая кольцо охотников вокруг зверя. Чем снисходительнее ты относишься к злу, тем сильнее оно пускает корни в твоей собственной душе. Инквизитор знал не одного из своих бывших соратников, которые поддались греху, уйдя с правильного пути. Один сжалился над оборотнем... и был им же загрызен. Другой повелся на юный возраст и красивые глаза ведьмы... и сгорел на очищающем костре вместе с ней, как пособник нечистой силы. Мареку не было их жаль. Против зла есть лишь три средства - сталь, огонь, и молитва. Сталь - чтобы пресечь деяния нечисти. Огонь - чтобы выжечь все следы этих неправедных деяний с лика земли. И молитва - чтобы душа грешника нашла упокоение и не искала обратной дороги в мир живых.
И, возможно, поэтому святые отцы возложили именно на него эту ответственную задачу - вернуть в лоно Церкви то, что похитило это исчадие ада в женском обличье.
Снабдив вдобавок вот этой вещицей...
Марек на сантиметр вытащил висящий на левом боку клинок из ножен. Лезвие тускло светилось. Не полыхало ярким светом, как должно было бы в присутствии ведьмы в двух шагах... но сияло уже ощутимо ярче, чем те же два дня назад. Он приближался к цели.
Не сказать, чтобы инквизитор был доволен тем, что при нем находилось это оружие... но святые отцы сказали свое слово, и он, как и подобает истинному сыну Церкви, преклонил голову перед их волей. Да, это магия. Но магия не мерзкая, ведьминская, которую следовало уничтожать без жалости, как крестьянин выпалывает сорняки на своем поле... а  церковная. Дух, который сидел в мече, был светлым и спокойно выносил присутствие серебра на лезвии и рукояти оружия. Демон бы на его месте не продержался бы и минуты. И пока что охотно помогал инквизитору.
И все равно... для Гончего Пса в этом было что-то неправильное.
Но кто он такой, чтобы осуждать решения мудрых иерархов?
Привязав жеребца возле коновязи, инквизитор бросил очередной взгляд на вывеску над дверью харчевни. Там красовался медведь с кружкой пива в мохнатой лапе и зубастой ухмылкой. Названия харчевни написано не было. Закономерно. В этих краях вряд ли многие умеют читать.
Надолго задерживаться здесь Марек не собирался. Оставить коня... и снова в путь. След ведьмы отчетливо вел в леса, лошади там делать нечего. Переломает еще ноги... да и одному инквизитору было двигаться куда сподручнее. И быстрее.
Толкнул дверь, краем глаза успев заметить движение за своей спиной. Встретился взглядом с парнем, замершим возле коновязи, и красноречиво положил ладонь на рукоять клинка.
Незадачливый конокрад растекся в широкой улыбке и поспешил ретироваться.
Марек отвернулся, шагнув в темный полумрак харчевни.
Столов было несколько. Три, если быть точным. За одним из них сидела пьяная компания. Интереса для инквизитора она не представляла. Второй, ближайший к стойке, был пуст. За третьим расположились две какие-то подозрительные личности... Вроде и обычные наемники с виду, но...
Марек привычно потянул воздух носом. Наработанное за годы чутье сигнализировало, что здесь что-то не то. Может, и не сама тьма, но ее бледная тень...
Что-то не так с этой парочкой...
- Доброго дня, господин. Чего изволите?
Повернув голову, инквизитор столкнулся взглядом с заискивающей улыбкой хозяина харчевни. Мужик безошибочно обратил внимание на добротную дорогую одежду Марека, клинок с серебряной рукоятью... да и конь от его взгляда вряд ли укрылся. Вейнская порода... Матерь Церковь обеспечивала своих верных слуг самым лучшим.
Инквизитор оперся на стойку.
- Информация, - сказал он. Чуть хрипловато; последние несколько дней он ни с кем не разговаривал. - Об одной женщине.
- Информация, господин, дело такое, - мужик оглянулся,- сами понимаете. Деликатное. И...
Марек молча отвернул воротник, показывая знак ордена.К долгим разговорам он сегодня не был расположен. А насчет того, чтобы выдавать себя... ведьма все равно уже не здесь.
При виде символа святой инквизиции хозяин харчевни ощутимо сбледнул.
И тут же стал гораздо услужливее:
- Все, что угодно, ради Матери Церкви, - мужик размашисто перекрестился. Инквизитор наморщил нос: Марек никогда не любил подобные показушные жесты. Не след выставлять напоказ свою любовь к Единому, какой бы сильной она ни была. - Так вы ищете женщину? Не ту, часом...
Ответить ему Марек не успел.
Клинок неожиданно толкнул его в бок, и инквизитор, не раздумывая, метнулся в сторону, услышав раздраженную вибрацию воткнувшегося в деревянную стену на уровне его головы ножа. В перекате увернулся от второго и вскочил на ноги, вытянув ладони перед собой.
Святая Алисия, покарай тех, кто осмелился посягнуть на жизнь продолжающего святое дело твое!
Небесная покровительница Инквизиции отозвалась. Как и всегда...
Серебристое пламя, сорвавшееся с ладоней Марека, ударило одного из тех самых подозрительных типов в грудь. Второго, ослепленного вспышкой, инквизитор скрутил уже сам. Без особых затей двинул рукоятью меча по голове и уселся рядом.
Где-то за спиной испуганно скулил хозяин харчевни.
Марек потянул воздух носом. Рывком расстегнул чужую рубашку, с брезгливостью уставившись на то, что находилось под ней.
Ведьминский амулет. На защиту от случайной стрелы, кажется. Самое то для солдата удачи.
У второго наверняка то же самое.
Инквизитор сдернул с шеи незадачливого наемника амулет. Освободил и второго от его мерзкой ноши, брезгливо взяв переплетение нитей, шерсти и перьев двумя пальцами. Убрал оба ведьминских изделия в сумку.
И, не сдержавшись, ощерился.
След. Ясный след. Четкий, как отпечатки медвежьих лап на снегу.
Наконец-то.
Марек был уверен, что амулеты изготовила та самая ведьма, которую он искал. Чувствовал. Всем своим инквизиторским нутром.
- Веревку принеси,- холодно бросил он трясущемуся трактирщику. - Живее.
Двоим, лежащим сейчас на полу, Гончий Пес не завидовал. Оба поплатятся за то, что совершили. Они осмелились  посягнуть на Церковь и жизнь преданного слуги Ее. А за такое деяние наказанием был лишь костер.
Короткое благодарное прикосновение к выпуклой поверхности амулета, скрывающегося под курткой. Подарок наставника с частицей праха святой Алисии Кары Небесной уже не раз спасал инквизитору жизнь....

офф

Полагаю, что этот амулетик - самый обычный, разве что церковный. Подарок учителя Марек проверять не стал, вот и продолжает считать его реликвией

+1

3

Нити оборвались, словно ножом обрезанные. Ведьма вздрогнула, отвлеклась от своих записей, которые вела, сидя в удобной позе в седле своей тихим шагом продвигающейся вперёд вороной кобылы, и быстро подняла голову. Натянула поводья, чуть подняла ладонь, призывая рыцаря к остановке, и прислушалась. В лесу было тихо. Относительно, конечно, но всё-таки тихо, по сравнению с дневным шумом-гамом: всё-таки вечер идёт к своему завершению, вот-вот появится луна в своей неземной и немного потусторонней красе. А нити, прывычно раскинутые паутиной в радиусе пяти метров вокруг них, тихо-тихо звенели, подрагивали, обнаруживая очередной комочек жизни, но были целы. Сначала женщина впала в небольшой ступор: если всё цело, что же тогда отозвалось звонким "бдзынь!" у неё в голове и принесло стремительную, короткую боль, пропавшую столь же быстро, как возникла?.. А потом поняла. И чуть усмехнулась грустно, скривив губы. Убрала записи в сумку сбоку, успокаивающе похлопала встревоженную было Бездну по шее, и, махнув рукой снова, чуть пришпорила кобылу, посылая вперёд. Позади раздался глухой, тяжёлый стук копыт жеребца попутчика о землю. Им стоило поторопиться, ибо, кажется, форы у них больше не будет.
В том, что Инквизитор обнаружит её амулеты, Хордин даже не сомневалась. Вот только была надежда, что обнаружит он их позже, или же наёмники успеют уйти из харчевни, "перетягивая" на себя её след (как происходило, между прочим, уже не раз и даже не два), или же он не станет их убивать, и амулеты, сработанные для лёгкой защиты и начиненные хитрой "шумовкой", через пару часов сработают "бомбочкой", выжигая в харчевне все следы присутствия ведьмы и бывшего рыцаря, и оставаясь тем, чем и полагалось быть таким амулетам: защитой от неприятных случайностей в бою. Однако Инквизитор, кажется, не считал нужным отступать от своих правил. И неизменно обрушивал все надежды Хоры на его милосердие, устраняя "подарочки" самым примитивным способом, какой только может быть: сжигая несчастных на костре.
Именно поэтому Хордин сейчас, пригнувшись к холке кобылы, всё подгоняла животное, выметнувшись из леса на луг и направив свою четвероногую подругу к видневшемуся вдали чёрному пятну дремучего леса, в глухой глубине которого жила старая ведьма Огия. Потому что была уверена, что, закончив с наёмниками, преследователь не станет ждать и кинется следом. Увы, но в удивительной целеустремлённости этого упёртого сына Церкви Дин за эти проклятые полгода убедилась уже не раз.

+1

4

Задерживаться в деревушке Марек не стал.
Как ни прискорбно, но слишком дорого могло стоить сейчас самоличное осуществление церковного правосудия. Каждая секунда промедления увеличивала расстояние между ним и беглянкой. Не для этого инквизитор все эти полгода так упорно его сокращал. Рыл носом землю. Словно настоящая собака, имя которой он носил. Ошибаясь, давая круги вслед за причудливыми заячьими петлями... но всякий раз вновь оказываясь на хвосте добычи.
Приведенный в сознание ведром холодной воды наемник (тот, которого инквизитор оглушил ударом рукояти; пробуждения второго пришлось бы ждать слишком уж долго...), как того и следовало ожидать, знал немного. Дескать, помогли красивой женщине по мелочи... дали в глаз покусившимся на ее кошелек местным пьянчугам... а та в ответ и одарила амулетами. Вот и вся история. Даже слишком просто для того, чтобы быть ложью.
Марек ни на секунду не сомневался, что вся история с беззащитной девушкой и бухими мужланами была не более чем хорошо разыгранной постановкой. Если учесть, что оба парня были из Черного Быка - отряда, в настоящий момент собиравшегося воевать далеко на западе, в Онте...
След бы повел туда. И инквизитор, скорее всего, двинулся бы следом за ним...
После этого Марек задержался в деревне всего лишь на полчаса. Распорядился запереть обоих олухов в достаточно крепком подвале, оставив на его дверях знак Инквизиции (чтобы никто неразумный не решил вывести грешников из-под карающего меча Церкви), написал короткое письмо в ближайший монастырь ордена с просьбой об осуществлении правосудия... и снова ринулся в погоню.
Серый Буран шел ровной рысью; оставлять лошадь в деревне инквизитор передумал. Четыре ноги быстрее двух. Оставит возле леса: умная животина сама найдет дорогу к жилью. А ежели и пойдет на поживу волкам... что же. Значит, так угодно Единому. И не пристало слуге Его думать о таких мелочах, лишь отвлекающих от выполнения  основной задачи.
Удары копыт о землю... вспугнутая птица, взлетевшая с истошным воплем за хвостом жеребца...
Амулеты вели Гончего Пса, как свет в непроглядной ночи ведет усталого путника. Соединяли его прочной нитью со своей создательницей. Шептали, пели и звали - ласковым голосом, который слышен лишь тем, у кого Сила, как зовут ее еретики - в крови. Магия не текла через них бурным потоком, нет. Она сочилась тонкой струйкой. Но, тем не менее, этого было вполне достаточно, чтобы заставить инквизитора снова и снова бормотать себе под нос молитву, защищающую от колдовства. Ограждающую разум и чувства от зова ведьминской магии...
Подчас Марек ненавидел себя за этот изъян. Большинство его коллег, работая с подобными предметами, не были способны слышать ничего подобного. Не были вынуждены бороться с соблазном окунуться в магический поток, зачерпнуть полной горстью его силу, использовать ее... Но, по большому счету, инквизитор считал это испытанием. Испытанием воли и духа, посланным Единым. И не ему, рабу Его, роптать на волю Творца.
Поначалу у инквизитора возникла было мысль избавиться от одного амулета, оставив при себе второй... но вынужден был отказаться от этой идеи. След, который оставляют два творения колдуна, куда четче, чем тот же след, но оставленный одной вещью. И идти по нему гораздо легче.
- Святая Алисия, огради последователя верного твоего от колдовства богомерзкого и нечистого...
Зов притихал, становился едва слышным шепотом. Но стоило лишь на секунду замолчать, переводя дух, как снова усиливался...
Из-под лиственного полога небольшого леска, в который нырнула дорога, Марек выехал на луг. Огляделся, с превеликой неохотой обновляя свою связь с амулетами прикосновением к ведьминским изделиям.
Нить вела в темную громаду леса, тянущуюся напротив. Куда-то вглубь...
Короткий удар пятками в бока заставил Бурана прибавить ходу. Дыхание жеребца пока было еще не слишком усталым; следовало выжать из коня все, что только можно. И вовремя остановиться. Мареку было без надобности остаться без средства передвижения на самой середине пути.
- Аминь. Святая Алисия...
Клинок, уже привычно извлеченный из ножен на сантиметр, светился. Еще ярче. Скоро он должен загореться белым пламенем - таким, каким видится солнечный свет человеку, проведшему несколько лет в полной темноте...
Ближе и ближе...
Несмотря на то, что, казалось бы, должен был ощущать радостное предвкушение охотника, нагоняющего добычу, в этом отношении инквизитор оставался хладнокровным. Чистый, незамутненный эмоциями - тем более такими низменными - разум - вот в чем залог удачного исхода дела.

+1

5

- Нет, Оль, в этот раз я действительно не знаю, чем тебе помочь, - мягко улыбнувшись, старшая ведьма погладила чуть дрожащие руки Хордин на столе. Ведьма, словно из неё выкачали весь воздух, понуро вздохнула. Надежда поскорее отвязаться от артефакта и со спокойной душой вернуться домой, умерла на глазах, лишившись опоры.
***
Они застали Огию в лесу. С виду женщина не старше лет 45, она, полузакрыв глаза, медитировала прямо на земле, подняв лицо к красавице-луне. Странные тени дрожали вокруг неё и, словно живые, колыхали воздух. Спутник Ольхоры в первый момент даже бросился вперёд, решив, что это какие-то демоны вьются вокруг женщины. И был малость сконфужен - да и сама Дин, честно говоря, была чуть смущена - когда Огия, не открывая глаз, произнесла:
- Спасибо за благородный порыв, рыцарь. Но с ними, увы, ты ничего поделать не сможешь. Да и не стоит, - а после, открыв глаза, с доброй насмешкой взглянула на стоящую рядом с Бездной молодую женщину: - Здравствуй, племянница. Я рада, что ты вспомнила обо мне...
Как оказалось, тётя ждала именно её. Впрочем, удивляться тут особо было нечему: совсем не зря Огия считалась одной из мудрейших ведьм своего края; ведь она была способна предвидеть будущее. И не мудрено, что она оказалась не только в курсе той ситуации, в которую по недомыслию вляпалась Ольхора, но и смогла предвидеть, когда ждать некогда непокорную и своевольную племянницу, в поисках приключений и новых знаний когда-то покинувшей родные края. Вот только, как оказалось, даже способность заглядывать в Зеркало Матери-Природы, перед которым она плела нити Судеб, не способна была помочь найти тот ответ, который так хотела услышать Хордин.
***
- Послушайся совета старой ведьмы: перед тем, как идти к Хранителям, навести Магриоль. Не спорь, - видя, с каким возмущением сразу встрепенулась Хора, с нажимом проговорила Огия, сурово свинув брови. - Да, я помню, что вы давно в раздоре. Но дело слишком серьёзное, чтобы обращать внимание на личную неприязнь...
- Но это же абсурд! - воскликнула Хордин, выдернув ладони из хватки тёти и хлопнув ими по столу. - Чем мне ОНА сможет помочь?!..
Из глубины дома тут же прозвучали поспешные шаги, и рыцарь, до этого с любопытством и интересом изучавший жилище ведьмы, выглянул из дверного проёма:
- Хордин, что-то случилось?
- Нет-нет, всё в порядке, - смущённо потупилась от своей вспышки Дин и успокаивающе улыбнулась. Рыцарь несколько скептично выгнул бровь, перевёл взгляд на невозмутимую старшую ведьму... Фыркнул и, пробормотав что-то вроде "ох уж мне эти ведьминские заморочки", вернулся к осмотру. А Огия, глянув на до сих пор смущённую молодую женщину, смешливо фыркнула:
- Защитничек, да?.. - потом посерьёзнела и вернулась к делу. - Ты ведь знаешь, как обостряется чувствительность и чутьё, если человек близок к Грани?
- Но ты же не... - растерялась и даже несколько всполошилась молодая ведьма, на что Огия спокойно ответствовала:
- Я сегодня умру, - словно ушат воды вылила на голову Дин. И ей как-то сразу стало одиноко и холодно...
- Н-но, как же т-так?.. - от волнения Хордин начала заикаться и даже подскочила. - Надо же что-то...
- Ничего не надо, - строго оборвала её тётя, а потом более мягко добавила: - Мой срок пришёл к концу, Матерь-Природа зовёт меня к себе. Я удержалась-то на Грани только потому, что тебя ждала... Так что не спорь. Лучше последуй моему совету...
***
Глядя вслед уезжающей вместе с рыцарем опечаленной ведьме, Огия мысленно обратилась к своей покровительнице, желая, чтобы всё с её племянницей было хорошо. Осенила пару путешественников благословением Природы... а потом встряхнула руками, встрепенулась, и обернулась к лесу, туда, где только что границу леса переступил чуждый этому месту человек, наполненный чужой и, к сожалению, враждебной к ведьмам Силой. Ну что, Инквизитор, сыграем? Мою Олю ты сегодня не найдёшь!..

+1

6

- Иди.
Жеребец недоуменно фыркнул, явно не понимая, почему хозяин его прогоняет. Ткнулся мягким храпом в плечо. Инквизитор отвернул его голову и в очередной раз несильно хлопнул Бурана по крупу.
Тот возмущенно мотнул хвостом.
- Иди, дурачок.
Опять стоит на месте. Не желая сделать и шага в обратном направлении.
Марек вздохнул, поудобнее устроив на плече сумку. Седельные, в которых лежала большая часть провизии, пришлось оставить на месте - на конской спине. Что же... не впервой. Инквизитор умел ограничивать собственные нужды. Иногда практически до минимума. Жизненно необходимого минимума.
Амулеты теперь лежали на дне сумки. Ведьминские изделия перестали быть полезны, как только Марек приблизился к границе леса. Хаотичные возмущения магии этого места полностью перекрывали тонкие путеводные ниточки. Мешали не то что следовать по ним - чувствовать их, напрочь перебивая связь.
Интересно... и как только никто из ордена не заинтересовался этим лесом раньше?
Ведь понять, что виной подобного магического фона является ведьма - и сильная, опытная ведьма, а не пигалица-недоучка, возомнившая себя великой колдуньей - для любого из Инквизиции не составило бы труда. Гончему Псу, например, хватило одного взгляда, брошенного в сторону темных древесных стволов.
Странно, очень странно.
Чуть помедлив, инквизитор шагнул в прогал между кустами, отмечавшими границу леса. Попутно старательно огораживая разум от всякого влияния. Это не амулеты, настроенные только на один-два вида взаимодействий с носителем. Это... куда опаснее. Так можно и вовсе без разума остаться... были случаи...
Едва он успел сделать несколько шагов, как за спиной раздалось ржание.
Марек оглянулся через плечо. Жеребец отчаянно трусил, но, тем не менее, прижав уши, явно намеревался последовать за владельцем.
Оставаться один на ночь глядя Буран не желал...
Инквизитор шепотом выругался. Осекся. Пробормотал короткую молитву, прося покровительницу Инквизиции простить слугу своего за сквернословие.
Ладно. Пускай идет, если уж так хочет. Рано или поздно сам повернет назад. Потому что идти по лесу... этому лесу будет еще страшнее, чем в одиночестве брести в деревню.
Иллюзий Марек не питал. Опасное это занятие при его работе.
Ведьма прекрасно знает, что он идет по ее следу. Следовательно, знает об этом и колдунья, живущая в лесу. Владеющие такой мерзкой магией всегда каким-то удивительным образом узнавали о проблемах друг друга. И подключались к их решению... создавая Инквизиции дополнительные трудности. Серьезные трудности.
Позади вновь заржал Буран. На этот раз на высокой ноте, перепуганно. А следом о землю глухо ударили копыта несущегося со всех ног прочь жеребца.
Инквизитор выхватил сверкающий белизной клинок, кляня себя за безалаберность. Рукоять едва ли не жгла ладонь...
Как раз вовремя, чтобы всадить оружие между ребер напоровшейся на него в прыжке твари.
Мелькнувшая сбоку тень с жадно оскаленными зубами... падает с отрубленной головой.
Попытавшаяся зайти сзади... разочарованно косится на толстый ствол, отделяющий ее с той стороны от Марека. Пытается в прыжке поймать инквизитора за рукав... и с воем начинает кататься по земле, ощутив обжигающее пасть прикосновение серебряных заклепок на коже куртки...
Красные глаза... тут же гаснущие.
Валяющийся на земле отрубленный хвост...
А затем все вдруг кончилось.
Марек еще с полминуты стоял наготове, ожидая нападения. Затем позволил себе немного расслабиться. Выдохнуть.
Автоматически вытер со лба кровь. Взглянул на руку.
Затем на лежащие вокруг тела.
Звери, напавшие на него, изрядно походили на волков. Только вот они были более тощими, голенастыми. Зубы в два ряда. Красные глаза. От серебра корежит, как и всякую нежить. Инквизитор сказал бы, что это дверлаки... но кровь черная, жидкая. Следовательно - ворхлоки.
Редкие твари и очень опасные. Ему повезло, что их было всего пятеро...
Инквизитор распрямился. Убрал меч в ножны. Вытирать лезвие не требовалось - оно всегда словно бы само впитывало кровь.
Думала, что остановишь меня этим, ведьма?
Ошибаешься...

***
Домик. Небольшой, бревенчатый. Даже и не скажешь, что в таком живет ведьма. Скорее - лесник. Или егерь. Никаких черепов на частоколе, мухоморов на крыше... или как там еще расписывают подобные жилища суеверные селяне...
Вот в этом и главная ошибка. Считать, что зло - непременно выделяется, что оно говорит о себе одним лишь своим видом, что оно где-то на отшибе....
А на самом деле оно преспокойно живет и существует среди людей. Которые подчас даже не способны отличить его от добра...
Марек убрал клинок в ножны, продолжая, впрочем, невзначай касаться его локтем. Уже в который раз отжал свои короткие волосы. Быстрее высохнут...
За ворхлоками последовал дождь. Ливень. За несколько минут инквизитор вымок до нитки. И куртка не спасла, даром что кожаная. К тому же, серая завеса опутала все вокруг, смешав все стороны света. Попробуй, сориентируйся...
Впрочем, охватывало действие этого заклинания лишь относительно небольшой пятачок леса. Ведьма явно берегла силы. Не желала тратить весь резерв на создание одного-двух препятствий.
Потом были какие-то голоса в лесу, силуэты, мелькающие среди стволов... впрочем, поняв, что инквизитор не обращает на все эти миражи ни малейшего внимания, колдунья вернулась в прежней тактике.
Физического воздействия.
Стая агрессивных сов, одна из которых успела расцарапать Мареку лоб когтями, прежде чем ему удалось нащупать и порвать нить, управляющую птицами...
Холодный туман...
Внезапно ожившее дерево, попытавшееся схватить его своими кривыми ветвями... и так и замершее в нелепо раскоряченной позе, не имея возможности дотянуться до отпрыгнувшего в сторону инквизитора...
Град...
Разъяренная рысь...
Правда, чем дальше Марек двигался в направлении, которое выдала ему нить, ухваченная в инциденте с совами (где одна ведьма, там определенно была и вторая...), тем более однообразными становились нападения. И все менее агрессивными.
Ведьма явно слабела, но от борьбы отказываться не собиралась.
Встретившийся последним медведь, например, только показал зубы, порычал, а затем вновь утопал в чащу.
А вместе с этим словно бы лопнуло что-то туго натянутое...
И лес застыл.
В полном молчании. Словно гвардия у гроба короля.
Инквизитор еще какое-то время понаблюдал за домом из-за дерева. Затем осторожно вышел.
Тихой кошачьей походкой направился к задней стороне, к окну.
Те, кто ломится во входную дверь с воплем: "Именем Матери Церкви, сдавайтесь!" обычно не доживают и до конца этой фразы...
***
Он нашел ее на полянке за домом.
Женщина. На вид лет сорока пяти. Хотя нет.... старше. Гораздо старше. Морщинки в уголках закрытых, словно во сне, глаз, седина у корней волос...
И удовлетворенная улыбка на бледных губах. Улыбка человека, который сделал все, на что был способен. И которому теперь не жаль умирать.
Марек какое-то время постоял возле тела. Затем повернулся и направился к дому.
Принес из-под навеса дрова. Хорошие, дубовые. Жаль, что не рябина, из которой полагается складывать погребальный костер. Но за неимением лучшего...
Другой бы, может, на его месте сейчас бросил бы мертвую и рванул в погоню за живой. Но Марек не считал это правильным. Ведьма была достойным противником. И все-таки человеком.
Несмотря ни на что.
И теперь лишь Единому решать, как поступить с ее грешной душой.
***
Лицо ведьмы за дрожащим пламенем костра казалось живым. Мареку напоследок даже показалось, что она, повернув голову, улыбнулась. Прежде чем пламя, победно взревев, окончательно поглотило ее силуэт.
- ... упокоение. Аминь.
Завершив молитву, инквизитор поднялся с колен. Взял за повод привязанного к ближайшему дереву неказистого буланого конька, обнаруженного им в сарае.
Жеребчик недоверчиво фыркал, бил копытом, косился. Никакой магии - обычное недоверие животного к чужаку.
Как звала его хозяйка, Марек не знал. Поэтому на скорую руку окрестил Дубком. Живое существо ведь все-таки... не вещь. Чтобы без имени ходить...
На подношение в виде яблока ведьмин жеребчик отреагировал достаточно благосклонно. Схрупал, во всяком случае, моментально.
- Вот и молодец, - пробормотал Марек. - Ну что, поехали?
Яблочко и впрямь подействовало. На чужую тяжесть в седле Дубок повел себя спокойно. Брыкаться не стал. Да и повернул вполне послушно, когда инквизитор на пробу потянул за поводья.
Делать ему тут больше нечего.
На сей раз прибегать к помощи амулетов или чего-то в том же роде, чтобы отыскать след ведьмы, он не стал. И без того все видно прекрасно - следы нескольких лошадей достаточно четко отпечатались во мху.
Достаточно только следить, чтобы эти следы вдруг не сменились иллюзией...

+1


Вы здесь » Анварта. Под темными небесами » Параллельно » Ищи ведьму!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC